Цвет настроенья - пофиг



А между тем, мир всё катится и катится. Куда? А кто его знает. Куда-то.

Массы колыхаются, согласно курса проникновения медийных каловых масс, в массы голов обывателей. Кто больше места в голове обывателя под себя вытеснит, тот и на «коне». "Отфейсбучат", инородные включения, что мешают идти в ногу, подтирают. Разрешается вкушать только «лицензионные» информационные обновления новостных лент.

Ну, а там такой гон империя добра продуцирует. Кому-то нравится. Кто-то считает это единственно верным, калиброванным калом. И что именно таким он и должен быть. И что другие точки мнения попросту подлежат уничтожению совместно с носителями.

Все знают, как пауки готовят себе вкусное? Паутина. Поимка жертвы. Впрыскивание пищеварительных ферментов. Ожидание, когда ферменты растворят и размягчат ткани до приятного и вкусного всасывания.

Collapse )

Завитки




-Что это?-спросил вновь прибывший.
-Наследие богов, - с улыбкой отвечал встречающий, - склад разного добра. Тут в основном фонарики, да лазерные указки разных сортов и размеров. Ну и прочего по чуть.
-Но, насколько мне известно, ввоз сюда чего либо и элементов питания, в том числе, запрещён. Какой прок старшему территории всё это так тщательно охранять?
-Ты что! Это же почти как алмазный фонд.
-В смысле?
-Ты даже себе представить не можешь, сколько разного полезного можно сделать из этого. Вот из корпуса фонаря получаются неплохие подставки под что угодно. С них местные «ювелиры» знаешь какие канделябры скручивают? Закачаешься. Или огрызки от лазерных указок, шкатулки выходят просто сказочными.
-Не, ну, как исходный материал, для поделок оно конечно ценно. Хотя, куда это ещё можно приспособить без батареек, - руки крутили упаковку лазерной указки. Красовались привычные значки и указатели. Тип элементов питания и коротенькая схема в три штриха и божественная метка «всевидящего ока» знак безопасности «в глаза не светить».
-….бусы, обложки на книгах. Оклейка церемониальных канделябров.
-А как всё это сюда попало?
-Да история обычная и самая, что ни на есть, банальная. Транспорт потерял несколько контейнеров недалече. Вот они что смогли, то сюда и притащили.
-А там что?
Collapse )


А разваливающиеся, лишенные топлива и энергии машины в большинстве своем - в культовые предметы



Текст с просторов сети:

Предположим, что вследствие какого-то катаклизма наша цивилизация погибла. Остались лишь ее жалкие обломки, разрозненные кучки людей и какие-то чудом уцелевшие машины, частично выведенные из строя. Не хватает энергии и топлива. Люди, обладающие глубокими и полными знаниями, вообще редки, большинство даже образованных людей обладают узкими профессиональными познаниями.

Без сомнения, незначительное число избежавших гибели, образованных людей превратится в таком случае в Учителей. Они будут пытаться возродить свой мир, запустить в ход машины, источники энергии, будут рассылать экспедиции в поисках уцелевших запасов пищи, топлива и машин. Однако уже через несколько поколений знания превратятся в легенды и предания, а разваливающиеся, лишенные топлива и энергии машины в большинстве своем - в культовые предметы.

Collapse )

ИСТОРИЯ РОБИНЗОНА РУССКОГО

Screenshot_4

Мало кто из старшего поколения не читал роман Даниэля Дефо о Робинзоне Крузо. В реальной жизни прототипом несгибаемого Робинзона был моряк Александр Селкирк - единственный счастливо уцелевший матрос с корабля, потерпевшего крушение.

Но и в России произошла история, практически полностью повторяющая знаменитый роман.
Рассказывает Александр Смирнов, историк, действительный член Русского географического общества.
В 1882 году в журнале «Русская старина» появилась заметка писателя Александра Сибирякова о «русском Робинзоне». Его прототипом стал реальный человек - Сергей Петрович Лисицын. Потомственный дворянин, выпускник физико-математического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета и корнет лейб-гвардии гусарского полка.

ЗАЧЕМ ПОКИНУЛ ЗЕМЛЮ?
Сын офицера русской армии, погибшего в бою под Селистрией, Сергей Петрович Лисицын воспитывался обожающей его тёткой в имении Сосновка Курской губернии. Окончил университет с дипломом кандидата математических наук. Но к преподавательско-научной деятельности юного дворянина не влекло. Он поступил в лейб-гвардии гусарский полк, в котором за 10 лет до того служил ещё один романтик-дуэлянт Михаил Лермонтов.

Яркую жизнь столичного гвардейца погасила дуэль с полковым адъютантом. Нет, все остались живы, вот только пышный гусарский ментик пришлось сменить на унылый сюртук чиновника. Стать ещё одним петербургским «Акакием Акакиевичем» отставному гусару? Нет, это было невыносимо! Потому он с восторгом принял приглашение старшего родственника, служившего на Аляске, в правлении Российско-Американской компании, отбыть на край американского континента. В 40-е гг. ХIХ века морскую связь между Ново-Архангельском и Санкт-Петербургом осуществляли транспортные корабли военно-морского флота. И в один из дней 1847 года 24-летний столичный хлыщ вступил на палубу корабля под Андреевским флагом.

Издавна капитаны морских судов своих мятежных подчинённых не казнили, что разрешалось Морским уставом, а высаживали на острова. Таких невольников-«робинзонов» в истории мореплавания было много, но у них не было своих пиарщиков, своих Дефо. Отставной корнет Лисицын был принят в офицерской кают-компании очень дружелюбно. Но гусар - он и в отставке гусар. Однажды гость в пьяном виде наговорил дерзостей в лицо командиру корабля и был отправлен под арест. А из своей каюты стал подбивать караульных матросов на мятеж. Капитан приказал скрутить подстрекателя, завязать ему глаза и высадить на пустынный берег.
КАК ВЫЖИТЬ ОДНОМУ?

Когда арестант освободился от пут и сорвал повязку с глаз, на горизонте он увидел уходящий корабль, а рядом все свои вещи. Благородный капитан оставил ему не только чемоданы с одеждой, три пары сапог, тулуп (Охотское море - не тропический океан), пару пистолетов, шашку, кинжал, запас сахара и чая, золотые карманные часы, складной нож, пуд сухарей, две фляги с водкой. Но и письменные принадлежности с запасом писчей бумаги, чистые записные книжки, бритвенный и чайный приборы, огниво, запас спичек, карандаши, краски, бумагу для рисования, 2800 рублей кредитными билетами и даже 200 гаванских сигар. Ко всему этому прилагались отличное ружьё с 26 зарядами и записка командира корабля.

«Любезный Сергей Петрович! По морскому уставу вас следовало бы осудить на смерть. Но ради вашей молодости и ваших замечательных талантов, а главное подмеченного мною доброго сердца, я дарю вам жизнь... Душевно желаю, чтобы уединение и нужда исправили ваш несчастный характер. Время и размышления научат вас оценить мою снисходительность, и если судьба когда-нибудь сведёт нас снова, чего я душевно желаю, то мы не встретимся врагами. А. М.»
Прототип романа Даниэля Дефо не имел ничего подобного из вещей и съестных припасов, которыми обладал бунтовщик-гусар. Но рядовой матрос Александр Селкирк был мастером на все руки и с детства боролся за выживание. Его остров располагался в тропиках, на нём не водилось свирепых хищников. Потомственный дворянин Лисицын сроду ничего не делал своими руками: в имении его обслуживали крепостные, в полку опекал денщик.
Collapse )

Во первых, это красиво

Кликаете на любую картинку поста, попадаете на ресурс откуда это взято.
На ресурсе- опускаетесь в правый нижний угол страницы, там варианты форматов для скачивания книги целиком.

Причём, очень характерно, повторение архитектурных элементов в мебели. В часах. И прочем. Как под копирку. То есть, если допустить, что рабочие параметры вполне себе экстраполируются под разные масштабы. То имеем полный набор гаджетов от макро до микро.

А камины с телевизорами сверху? Неужто чтобы показывать место прибытия?

"Обратная инженерия" дело не очень благодарное. Особенно если учесть, что мало кто допускает, что изначально был заложен такой функционал.



Collapse )

Колодец

dmitrijan: Кстати, бассейн у Войтенкова на бассейн и не похож:



Хотя бы потому, что нет следов влаги, если это бассейн.
Максимум туда могли что-то вставлять и уже туда наливать, но и тогда бы были следы от использования воды, влаги, а там, судя по стенкам и остаткам штукатурки и прочей пыли, нет даже намёка на влагу.

А вот то что это колодец, причём глубокий, причём сухой, указывает толщина стенки, видимая сверху.
Похоже на лобное место, но поменьше. Шахту лифта, трубу, да что угодно, хоть лифт, но не колодец с водой.

Да и запреты посещать предел, и его засыпанность, вполне указывает на неоднозначность его использования.

Опять же термин «придел» - либо это от приделано, либо предел как некая граница и переход.
И то и то вполне имеет смысл.

Collapse )

Мы, текущие, думаете сильно отличаемся от этих фантазийных муравьёв будущего?

Попалось тут прекрасное.



Книга как книга. Линии, черточки, геометрия. Модули. Ордеры. Всё подчинено закону пропорций и сечений. Линии сходятся и расходятся. Прям таки петля Гистерезиса читается, только в камне. Облазили всё с линейками. Зарисовали. Книг понапечатали. Молодцы.

Теперь представьте себе наших текущих муравьёв. Людей давно нет, а муравьи вполне себе развились. И изучают наследие «предков». К примеру, находят они стоянку автомашин. Как будут выглядеть муравьиные трактаты с замерами наших автомашин? Линии, черточки. Представьте себе раздел с фарами. Фокус вдаль. И прочие прочее прочее. Тех, кто помнил, для чего нужны машины и как они ездили, на момент составления муравьиных трактатов, не осталось.

Мы, текущие, думаете сильно отличаемся от этих фантазийных муравьёв будущего?

Collapse )